- - - - - - - - - - - - - - - - - - -
2042 год. Прошло тридцать лет с момента устранения угрозы апокалипсиса. И всё, казалось бы, должно стать лучше. Но нет. Герои, прославившиеся в 2012 году, были изгнаны из столицы и давно живут в ином месте, по иным правилам. Они не такие, как те, кто их изгнал. Они имеют сверхъестественные способности и особое мировоззрение. Только что будет, если появится новая угроза?
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -
Темнее чёрного внутри [ивент] ●
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ:
Сюжет и хронологияРасы
СтороныГостевая книгаАкции
ЧаВоПутеводитель

МАСТЕРСКИЙ СОСТАВ:
FabiusCharlesZeno
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -

SIDES

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SIDES » Флэшбеки » [21/04/2037] Сенсации нужно организовывать


[21/04/2037] Сенсации нужно организовывать

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

СЕНСАЦИИ НУЖНО ОРГАНИЗОВЫВАТЬ
21/04/2037, утро | Ромонд, редакция и дальше как пойдет
Kaidan Shan, Charles Urquhart

Нового стажера, Кайдана Шана, приставляют к Чарли Одиннадцатому. И в то время как Чарли хватило эпопеи с Веленой и вором гримуаров двумя месяцами ранее, Кайдeн жаждет явить миру сенсацию века! А как известно, ради хорошей сенсации надо постараться.

0

2

Все мы в жизни совершаем ошибки. Что было моей? Военная Академия, разумеется.
Не сказал бы, что я действительно жалею об обучении, вовсе нет. Подтянуть физическую форму и уровень всегда пригодится. На всякий случай.
Ромонд - не самый спокойный район в Валореме. Если ты родился здесь, учить стрелять с детства. И драться. Что? Не получается? Тогда учись бегать. Может быть, это спасет тебе жизнь, но это не точно.
Но мне всегда хотелось другого. С самого детства в моей голове плясали образы историй, не давая мне спокойно спать по ночам.
Я поднимался среди ночи, хватался за блокнот и набрасывал их бегло, неровным почерком, но всегда умудрялся его понимать.
А потом я спал на математике. Нет, ну нужно же в этой жизни хоть когда-то спать?
Сейчас с этим нет проблем. Часов пять или шесть - и я чувствую себя бодрым. Это будет полезно. Когда ты ищешь что-нибудь особенное, о чем хочешь рассказать - ты понимаешь, что спать все равно будет некогда.

Я выхожу на улицу, запирая за собой дверь и оглядываю улицу. Конечно, большинство людей спешит на работу - ничего примечательного.
Из соседнего переулка раздаются маты и звуки ударов. Судя по дикции матов, субъекты не слишком трезвые. Я лишь ухмыляюсь, кидаю в ту сторону беглый взгляд. Пожимаю плечами и ухожу.
Типичное утро в Ромонде. Как всегда, сияет своими мерзкими красками! Наслаждайтесь, горожане, и надейтесь, что для вас оно не станет последним!
Наверное, с непривычки это шокирует. Не знаю. Все детство я ходил в школу под подобное на улицах. И ведь это еще достаточно тихо.
До редакции не так уж и далеко, поэтому стоит пройтись. Я иду быстрым шагом, стараясь не срываться на бег. После Академии я так и не разучился рефлексам. Да и разве надо? Иногда они все-таки неуместны.
Еще недавно, я шел совсем в другую сторону. Моя жизнь была похожа на жизнь большинства - поднимаешься утром с кровати, проклинаешь будильник и отчаянно не хочешь на работу.
Потому что она скучная. Невероятно скучная и полна субординации. И ведь это всего лишь стажировка…
Зачем я тогда послушался Астерию? Чего я этим хотел добиться? Признания, похвалы? В моем возрасте давно пора расстаться с иллюзиями и надеждами. С наивными мыслями, что если мама не хвалила тебя в детстве, то обязательно похвалит во взрослой жизни. Нет. Не похвалит. Ничего не изменилось, ей все также плевать. Ладно, мне, в принципе, тоже. И пора бы уже окончательно это усвоить. И даже не пытаться чего-то добиться для нее. Ее это не нужно, так какого Бальбруда (и да простят меня религиозные люди за такую фигуру речи) это должно быть важным для меня?
Быть в одиночестве привыкаешь. Удобно. Ни к кому не привязываешься, ни перед кем не отчитываешься, переживая за это.
Теперь я буду отчитываться лишь своему новому начальству. И только.

Десять минут до начала рабочего дня. Об этом мне красноречиво говорят стрелки наручных часов на левом запястье, куда я бросаю беглый взгляд, остановившись у дверей редакции. У меня еще есть немного времени.
Зажимаю сигарету губами, щелкаю зажигалкой. Подобная передышка никогда не будет лишней перед тем, как приступить к делу. Прийти на работу раньше - это всегда хороший тон. Опаздывать - дурной. Но если есть время, почему бы им не воспользоваться, правильно?
Я выдыхаю дым, наблюдая за улицей. А вот здесь немного цивильнее. Люди все еще спешат на работу, будто бы проспали на два часа. Я пожимаю плечами. Интересно, они вообще в состоянии планировать свое время? Я не слишком отличался пунктуальностью в университете, но Академия, чтоб ее, приучила к дисциплине.
Пока я тушу сигарету, отправляя ее в урну возле здания метким броском, я невольно думаю - считается ли это за два высших образования и есть ли мне, чем гордиться?
А хотя, на кой хрен вообще? Вырвался из этой рутины к делу, что обещает стать делом всей моей жизни, стоит уже порадоваться. И только.

Пять минут до начала рабочего дня. Я поднимаюсь по лестнице быстрыми шагами, совсем не запыхавшись. Отыскиваю нужную мне дверь, прохожу в помещение. Здесь несколько журналистов, и все заняты делом. В смысле, сидят и пьют и кофе. А что еще делать утром, когда рабочий день еще не начался и начальство не пришло?
Ну что, коллеги, пора знакомиться?
Видимо, пора, раз все так резво обернулись на мое появление, и почти повскакивали со своих мест, но, заметив, что я - совсем не главный редактор, облегченно выдохнули и сели обратно.

- Доброе утро. Кайден Шан, ваш новый коллега, - я салютирую ладонью.

Кто-то кивает, кто-то машет в ответ. Кто-то даже представляется. А, все равно сегодня не запомню. Потом, все потом.
А мне надо с чего-то начинать. Я помню свои ценные указания, данные мне новым начальником. Найти Чарли Одиннадцатого (ну и фамилия же у парня! В школе не дразнили?), упасть ему на хвост и поработать с ним.
Все просто, да? Разве что пока никто не высказал, кто он, где он и как его найти. А я не привык ходить вокруг да около.

- Мне нужен Чарли Одиннадцатый. Мне клялись и божились, что он введет меня в курс дела.

Вот так коротко и просто, подкреплено улыбкой. Теперь остается лишь ждать реакции. Интересно, какой он? Надеюсь, не очкастый зануда, что будет монотонно гудеть над ухом, да так, что будет трудно из этого бубнежа извлечь информацию. И не слишком сильный поборник правил.
Потому что первая статья должна быть бомбой. Во всех смыслах. Потому что сейчас обнулились все школьные литературные конкурсы и статьи в университетскую газету.
Кто помнит об этом столько лет спустя? Остается лишь напоминать. И я намерен это сделать сегодня же.

Отредактировано Kaidan Shan (12.12.17 18:37:11)

+1

3

    Чарли устает заранее. Еще когда главред говорит, что его будут ждать в ромондском офисе в девять — девять! — утра двадцать первого числа. На вопрос о том, что его там ждет, главред только улыбается и заверяет, что ему понравится. Из чего Чарли делает вывод, что ему ничегошеньки не понравится. Но выхода нет: у них с главредом уговор. Главред не лезет в дела Чарли до тех пор, пока раз в несколько дней он приносит статьи, а Чарли показывается в нужном месте в нужное время, если главред просит.
    В ромондском офисе — как и в любом другом офисе газеты, честно говоря — у Чарли нет своего места, поэтому он сидит на чужом, закинув ноги на стол, сложив руки на груди и прикрыв глаза, откинувшись головой на спинку офисного кресла. Буквально недавно его носило во времени, и ему не понравилось. Бывают приятные путешествия, а бывают такие, что похожи на ночной кошмар. Вот это было из их числа. Поэтому больше всего Чарли надеется, что что бы там ни задумал главред, это что-то расслабляющее и спокойное, желательно включающее в себя чай и печенье.
    — Одиннадцатый? Сейчас кликнем, — одна из журналисток улыбается стажеру и поворачивается в сторону, складывает руки рупором и зычным, хорошо поставленным голосом кричит имя Чарли на весь этаж.
    Чарли подрывается с кресла так резко, что чуть не падает. Убедившись, что ничего не уронил на столе, а также что сердце в ближайшее время все-таки не планирует выскакивать из его груди, он встает с чужого места и, поправив галстук-бабочку, направляется на зов. Журналистку — кажется, ее зовут Софи, но Чарли не уверен — он одаривает кривоватой улыбкой, а затем поворачивается к незнакомцу. Тот примерно одного с ним возраста, от него пахнет сигаретами и опасностью — выглядит внушительно. Тех, кто может хорошо вломить, Чарли узнает с первого взгляда еще с детства.
    О нет.
    — Да, привет, я Чарли, — он приветливо улыбается и тянет руку для рукопожатия. — Чем могу помочь?
    — Да это ж стажер, ты чего, — говорит Софи, прежде чем покинуть их компанию. — Хорошего вам дня, мальчики!
    О нет. О нет, нет, нет! Только не стажер.
    Легкая внутренняя паника никак не отражается на лице Чарли, он все так же улыбчив и ничуть не теряет в градусе приветливости. Даже голос звучит все так же уверенно и дружелюбно — что с него взять, привык притворяться.
    — Точно, стажер. Так вот о чем говорил главред, — он смеется себе под нос. — Ну, добро пожаловать в главную газету Валорема, стажер. Поздравляю! Теперь ты забудешь про еду, сон и личную жизнь, зато вспомнишь все правила каэлумского языка и пристрастишься к кофе и плохим шуткам. Впрочем, плохие шутки — необязатальная часть программы, — Чарли чуть снижает тон и продолжает заговорщицки: — главное не слушай Софи. Это она меня звала.
    Так. Так, что делают обычно со стажерами? Вспоминай, Чарли, что ты как неродной. Он хлопает в ладоши и оглядывается вокруг. Офис-менеджер показывал ему сегодня место стажера, и он даже запомнил маршрут до него. Да. Наверное. Поэтому сейчас Чарли доведет стажера до его места, расскажет ему вкратце о том, где тут можно раздобыть кофе, и на этом можно будет закончить! Да. Наверное.
    Нет, конечно, нет. Главред его убьет.
    — Ну что, пошли к твоему месту! — комментирует Чарли свой хлопок в ладоши и взмахом руки зовет стажера за собой.

+1

4

Девушка оказывается довольно отзывчивой. Милой даже. Даже трудно поверить, что у нее настолько громкий голос, когда она зовет этого самого Одиннадцатого.
О, а вот и он - собственной персоной!
Я разглядываю этого Чарли, чуть прищурившись. Выглядит так, будто бы только что пробежал несколько этажей, а не небольшое расстояние.
Конечно, я не привык оценивать людей вот так, по первому впечатлению. Потому что вряд ли они могут оказаться теми, кем на самом деле кажутся.
Потому что у всех есть двойное дно. Свои тайны, которыми они не хотят делиться с другими. Почему? А потому что всегда есть вещи, за которые стыдно.
Обычно их прячут за семью замками. Но каждый носитель тайны может ее случайно выдать. Или даже намекнуть, что она у него есть.
В порыве эмоций, напиться и рассказать… А вам говорили, что когда вы пьяны, лучше держать язык за зубами? Да все это знают. Но постоянно наступают на одни и те же грабли.
Но, в конце концов, именно этим люди и интересны, правда?
И мне нравится одна только возможность попробовать это узнать. Разнюхать тайну, вынуть ее и вывесить на всеобщее обозрение, написав о ней.
Так, однажды, еще в университе весь поток узнал, что один из преподавателей, заперевшись в своем кабинете, трескает сэндвичи с тунцом. В количестве пяти штук за раз. А еще читает неприличные журналы, кстати. Но об этом я писать не стал.
Не потому, что не узнал этого. Как раз наоборот. Но я не настолько идиот, чтобы осложнять себе зачет, правда? И так за сэндвичи обиделся, чувствительный какой. Но поставил мне зачет, едва я сказал, что знаю кое-что еще… И решил придержать это при себе.
Нет, меня вовсе не интересовала возможность получить зачет вот таким грязным способом. Это был исключительно творческий интерес. И не более.
А многие люди прячут и чего более серьезнее.
Впрочем, на первый взгляд этот Одиннадцатый вовсе не вызывал желание рыться в его голове или жизни, чтобы потом написать яркую статью. В конце концов, он мой новый коллега. И надо бы с ним поладить. Для начала - с ним. А потом и со всеми остальными.

- Кайден Шан, рад знакомству, - стандартную фразу этикета я подкрепляю улыбкой и рукопожатием. Чем позитивнее начнется наше сотрудничество, тем лучше для меня. Разве нет?

По крайней мере, он достаточно приветливый, и это сразу бросается в глаза. Интересно, а мы с ним вообще поладим? Стоит об этом немного задуматься. На будущее, так сказать.
Речь Чарли вызывает у меня улыбку и даже легкий смешок. Да, у этого парня вполне себе неплохо подвешен язык, стоит отдать ему должное!
Я отмечаю про себя, что будет, с кем поговорить. Как минимум.

- Я учился в Высшей Военной Академии после того, как закончил университет. И могу сказать одно. Лучше уж плохие шутки, чем убийственная серьезность, - я подмигиваю Чарли, пока мы направляемся к моему рабочему месту.

А что, вполне неплохо. Даже уютно. Единственное, чего тут не хватает - это кучи блокнотов и заметок.
И, самое главное - с чего, собственного начать? Но мне есть еще, что у него спросить.

- Итак, о чем будет сегодня писать актуально? Только не нудные обзоры, я бы предпочел что-то более… интригующее, - или разоблачающее. Да. Еще лучше. Это было бы просто идеально. Встряхнуть газету, редакцию и читателей с порога! И не меньше.
Именно об этом я и думал с тех пор, когда покинул стажировку в полиции. Встряска нужна не только телу, но и разуму.
Множеству разумов в этом городе!

+1

5

    Первое, что Чарли узнает о стажере, это его имя. Второе — что он учился в Высшей Военной Академии. И предпочитает плохие шутки убийственной серьезности — в этом Чарли готов с ним согласиться. А вот информация про Высшую Военную Академию подогревает интерес. Одно дело — какой-то жухлый, хоть и восторженный стажер прямиком из института. И совсем другое — человек, который явно планировал сделать со своей жизнью что-то другое, но в результате оказался в редакции. И как только его завело?
    — Добро пожаловать в редакцию, располагайся, притаскивай чашку с котиком, какой-нибудь кактус и обживай местечко, — Чарли указывает Кайдену на его место.
    Замолкнув, он тактично отступает в сторону и дает стажеру время осмотреться вокруг. Но того явно больше интересует работа, чем стол — обычный, в общем-то, стол с лампой и телефоном, ничего нового. Компьютер еще. Рабочие места придуманы не для того, чтобы впечатлять стажеров. Параллельно с этим Чарли думает о том, что это же ему придется сейчас чем-то занять этого Кайдена. Да еще так, чтобы хватило как минимум до завтра, а лучше и до конца недели.
    Делать нечего — приходится лезть в карман пиджака за небольшим блокнотом, который Чарли кладет на стол перед стажером и раскрывает на странице актуальных историй за последнее время. Он ведет пальцем по списку, там в основном всевозможные малозначительные интервью. Чарли тыкает в одно из них пальцем: Том Норфолк.
    — Пойдем за интервью к нему. Это меценат, он недавно подарил местной галерее половину своей коллекции картин ранних годов прошлого века. У меня назначена с ним встреча через час, нужно будет добраться до его дома почти на границе с Селестом. Мужик интересный, говорят, разводит борзых, состояние нажил на гороскопах, ну и в общем и целом эксцентричный персонаж. Собирайся. Прогуляемся, тут не так уж далеко.
    Том Норфолк — это одна из самых безопасных задач. Он лоялен к журналистам, добродушен по натуре, эксцентричен и весел. Чарли уже как-то раз брал у него интервью, и ему жутко понравилось. Почти как в отпуск на день сходить. Чай, печенье, музыка, Том что-то рассказывает — сказка. То, что нужно, чтобы отдохнуть и никому не показываться.
    — Заодно расскажешь мне, как тебя занесло после Академии к нам. Не самый очевидный выбор карьеры, — Чарли улыбается.
    Ладно, возможно, день еще не совсем потерян.

оос

предлагаю добраться до дома Тома и там обнаружить какой-то сенсационный шалалей, который Чарли вообще не планировал

+1

6

Знаете, что самое сложное? Первый месяц на новой работе. Серьезно, это достаточно тяжело… Порой бывает.
Доводилось ли мне работать раньше?
Скорее, подрабатывать. Слать какие-то мелкие статьи в развлекательные журналы, да и то, чтобы набить себе резюме.
Этим я занимался с тех пор, как поступил в институт. Конечно, институтской газеты мне, в принципе, хватало.
Но что делать, когда вдохновения писать статьи гораздо больше, чем частота выхода этой самой газеты в свет?
Серьезно, раз в месяц? Да кто это вообще придумал?
Ладно, признаю, мало кто мог сравниться в гиперактивности со мной. К слову, я вел неплохую колонку сплетен, которые собирал в течении этого месяца.
Конечно, я был не дурак. И вывешивать откровенный компромат я не собирался и не делал этого.
Сначала ты работаешь на имя. А потом - имя работает на тебя. Все просто!
Военная Академия оказалась тем, что на несколько лет меня… отвлекло. Не было времени писать статьи. Никакие. Даже в стол.
Нет, иногда я его, конечно же, находил. И даже писал. Сколько я написал за время учебы? Две? Три? Не помню. Но очень мало. Это позор.
Поэтому, я ожидаю трудного месяца. Заново привыкать к тому, что у меня есть на это время. Главное, конечно, желание. Но…
- Надеюсь, я еще не разучился писать статьи, - легкая, шутливая фраза, когда я смотрю на парня, которому выпало счастье заниматься моей стажировкой. Ну или несчастье. Не знаю. Может быть, он этому не шибко-то и рад.
Ну что поделать. Когда-нибудь, возможно, и меня ждет свой стажер. Когда-нибудь, в будущем.
- Вот это мне нравится! - я широко улыбаюсь, когда Чарли предложил сразу перейти к делу. Конечно, брать интервью - не шибко много простора для статьи. Но для начала вполне сойдет, почему бы и нет?
Прогуляться - тоже хороший вариант. Мы выходим из редакции, я застегиваю куртку. Сегодня достаточно прохладно, а еще по дороге есть время поговорить.
- Хочешь узнать, как? - я усмехаюсь, отвечая Одиннадцатому уже на улице, когда мы бодренько идем в нужную сторону. - Вообще, я всегда к этому тянулся. Хотел быть журналистом. Но так получилось, что я родился ищейкой. Сначала я закончил институт, но… Мне все говорили - иди в Академию. Такой талант пропадает! На благо нашей полиции, армии, Бальбруд знает чего еще. Последней каплей стало, когда это сказала мать. Знаешь, у нас… сложные отношения. Достаточно сложные, чтобы хоть раз хотелось получить ее одобрения. И я пошел. Но после первого года стажировки понял, не мое это. Не лежит душа. Вот и все. Достаточно просто.
Пока я говорю, мы уже сворачиваем на нужную улицу и…
- Вот те раз… - я задираю голову, глядя как из окна валит дым и огонь. Мужчина, что выбегает на улицу в одних пижамных штанах, ругается как сапожник и клянет на все лады какого-то Дэвида. - Дай угадаю… Это и есть Том Норфолк?
И кто бы мог подумать, что в первый мой день тут же выпадет интересный материал! Рука сама тянется к блокноту, и я уже начинаю набрасывать строчки об увиденном. Ух, вот это будет статья! Меценат в одних пижамных штанах ругается такими словами, которые я даже ни разу не слышал, выбегает из своей горящей квартиры, и кого-то проклинает! Это читателям понравится.

+1

7

    Когда они заворачивают за угол, Чарли понимает две вещи. Во-первых, он хочет, чтобы проклятье унесло его отсюда к Бальбрудовой матери, потому что он не может — просто не может — разбираться с этим сейчас. Во-вторых, что у доставшегося ему стажера, может, и не все сложилось с Военной Академией, зато в журнализме он однажды будет звездой. Потому что он делает то, чего никогда, никогда не делает Чарли, который старается по возможности держаться тише воды, ниже травы и не писать ничего громкого и сенсационного: Кайден тут же достает блокнот и начинает строчить.
    Чарли хватает его за локоть и дергает обратно за угол, в безопасность укрытия, из которого ничего не видно. Поэтому укрытие это не для них, а для мистера Норфолка, чьи честь и достоинство меткое журналистское слово может размазать ровным слоем по мостовой в два счета. Что-то подсказывает Чарли, что как раз метких слов у Кайдена навалом.
    — Мне кажется, сейчас не лучший момент для интервью, — тактично замечает Чарли, выпустив чужой локоть и с толикой тревоги в лице глядя на Кайдена. — Мистер Норфолк очевидно страшно занят.
    Из-за угла раздается очередное достаточно громкое ругательство в адрес Дэвида. Что-то про то, куда он может что-то засунуть, да так, чтобы не высунуть больше никогда. Витиевато.
    Насколько известно Чарли, Дэвид — это внук мистера Норфолка, но это единственное, что он знает. Да и то только потому, что в свое время не постеснялся поинтересоваться, с кем это мистер Норфолк тусуется на фотографии на каминной полке. Тот ответил словно нехотя, и Чарли решил не продолжать тему. Обычно тот был весел и приветлив, так что намек он уловил: не стоит лезть туда, куда не просят. Уж это Чарли знает прекрасно на собственном опыте.
    — Поэтому мы просто развернемся и отправимся обратно в редакцию, поторчим там пару часов. На кухне есть отличное печенье. А потом поедем к миссис Шлобовски.
    Чарли в двух словах описывает миссис Шлобовски: спокойная, как танк, и ехидная, как всеми любимый мультяшный енот, она недавно стала директором оружейного музея, и теперь железной рукой строила всех работников. Не интервью века, честно говоря, миссис Шлобовски звучит достаточно кошмарно, но гораздо лучше, чем мистер Норфолк, расхаживающий по улице в не совсем приличном виде и поносящий собственного внука.
    Такие материалы, может, и имеют место быть в газете, но не тогда, когда их курирует Чарли. Поэтому он, не ожидая какого-либо сопротивления со стороны Кайдена — в конце концов, кто тут стажер — уже разворачивается и собирается отправиться обратно к редакции.
    За углом у мистера Норфолка заканчивается воздух, и он берет паузу на пять секунд, чтобы после хорошего вдоха разразиться новой тирадой о Дэвиде, артефактах, Бальбруде, своей длинной жизни, и в каком конкретно гробу он видал всё это.

+1

8

Да-да, конечно. Мистер Норфолк занят, и дать нам интервью не может.
Эй, Чарли, я же не слепой. Я же прекрасно это вижу. Поэтому все, что ты от меня получаешь - это понимающий кивок.
Но мне плевать на то, что он занят. Мне даже все равно, что этот Норфолк не может сейчас дать интервью.
Да, я все понимаю, по техническим причинам он не в состоянии переключиться со своего рандеву по улице туда-сюда на усиленных скоростях в пижамных штанах и перебора всего спектра нецензурной лексики, который я когда-либо слышал.
К слову, его словарный запас впечатляет! Даже жаль, что на интервью этот мужчина сейчас не способен - слушал бы и слушал! Интересно, когда он - наверняка - добрый, милый и интеллигентный, у него столь же хорошо подвешен язык? Или он только ругаться умеет?
Памятка - не забыть записать эту фразу. К слову, кстати, уже записываю. В блокнот.
И стоит сказать спасибо моей развитой моторике и даже скорости ищейки, потому что пишу я, в общем-то, быстрее, чем любой, среднестатистический человек, не обладающий такими способностями.
И никаких их не развивающий. А писать быстро я учился еще в университете, до этих свистоплясок в Высшей Военной Академии, куда я пошел… Сам до сих пор, кстати, так и не понял - зачем это было.

- Разумеется, - я лишь убираю блокнот, закончив конспектировать. Пока этого хватит. А если нет, и я услышу или увижу еще что-то интересное… Ну что же, на память я, кстати, совсем не жалуюсь.
Мелочи могу и запомнить.

Я покорно позволяю Чарли привести меня снова в редакцию. Ладно, статья о мистере Норфолке еще дождется своего часа. В конце рабочего дня, или же дома, я смогу ее написать. Подробно, со вкусом, и при этом - ни слова лжи!
Людям не интересно читать интервью. Люди жаждут сенсаций. Они хотят читать про чужие неприятности, получать эмоции, качать головой и радоваться, когда такое происходит не с ними. Все так просто. Только и всего.
Потому что им на самом деле это нужно. Только вот они даже не подозревают об этом.

- Кстати, а кто такой Дэвид? - я все же задаю Одиннадцатому этот вопрос. Невинно, небрежно, позже. Когда мы уже сидим за столом и разливаем чай по чашкам, придвинув к себе вазочку с печеньем. Правильно. Ему пока лучше не знать, что я собираюсь принести. А если не одобрит… Ну, я ведь могу сначала показать статью главному редактору?

- И что из себя представляет миссис Шлобовски? Ждать таких же сюрпризов или все ск… более предсказуемо?
Может быть, конечно, не стоит сразу рваться вперед и нести сенсации. Но как иначе я себе сделаю имя? Кто будет читать интервью и запомнит того, кто задавал вопросы, а не того, кто дает ответы и его так все знают?

+1

9

    Кайден неожиданно легко соглашается вернуться в редакцию, и всю дорогу до нее Чарли подозревает в этом какой-то подвох. Что стажер сейчас свернет в улочки, и ищи-свищи его. Но все обходится: они добираются до офиса, даже до кухни в этом офисе, даже до чая на этой самой кухне. И Кайден никуда не исчезает, просто сидит напротив со своей чашкой чая. Тогда Чарли немного расслабляется — хотя по нему не скажешь, что он напрягался — и откидывается на спинку стула, ест печенье.
    А потом Кайден задает свой вопрос.
    Чарли достаточно быстро соображает, что рано расслабился. В конце концов, Кайдена не должно волновать, кто такой этот Дэвид, будь он даже любовником мистера Норфолка или его тайным внебрачным ребенком, или еще кем — нет совершенно никакой разницы. Потому что интервью с мистером Норфолком перенесено на другой день, неделю, месяц — на другой год, если потребуется.
    — Внук, насколько я знаю, — лаконично отвечает Чарли, пьет чай.
    К такому ответу не подкопаешься. Внук и внук. Мало ли, чем внук мог разозлить... ладно, допустим, мистера Норфолка обычно вообще не разозлишь. Так что тут надо постараться. К тому же, мистер Норфолк явно был не шибко счастлив пожару в собственном доме, и вряд ли он затеял его сам в качестве увеселения. Еще и перед интервью. Нет, в деле определенно замешаны Дэвид, некий артефакт — о котором мистер Норфолк распинался на каэлумском нецензурном — и некие непредвиденные обстоятельства.
    — Миссис Шлобовски — женщина спокойная, с ней никаких проблем не будет. Даже если у нее дома тоже случится пожар, максимум, она выдаст нам палочки с зефиром, чтобы мы могли поджарить себе угощение к чаю. Так что тихо-спокойно возьмем интервью, ты напишешь свой первый текст, главред будет счастлив, и дело с концом. Газета разлетится тиражом, через пару недель об этом интервью все забудут, но к тому моменту ты напишешь что-нибудь еще, и так по нарастающей, — Чарли ободряюще улыбается.
    Он и впрямь верит, что это лучший способ сделать карьеру в газете. По крайней мере, если ты сын мафиозного клана, который не хочет особо привлекать внимания. Вряд ли Кайден — сын мафиозного клана. Но вдруг.

+1


Вы здесь » SIDES » Флэшбеки » [21/04/2037] Сенсации нужно организовывать


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC